Узники Таврического

Перефразируя знаменитого сына турецкоподданого, лифт является не роскошью, но средством передвижения. Хотя, очевидно, с таким утверждением могут поспорить тысячи херсонцев, проживающих в высотках Таврического микрорайона. От четырех месяцев до полугода большинство из них вынуждено жить без возможности пользоваться лифтами и при отсутствии освещения в подъездах. Для многих из них такая жизнь превращается в выживание в условиях, где действуют суровые законы естественного отбора. Одной из таких людей является Любовь Лобанова – пенсионерка и заслуженный донор СССР, проживающая по ул.Покрышева, 14а. На протяжении 33 лет эта женщина еженедельно сдавала в пункте переливания крови 450 грамм оной. Сложно подсчитать, скольким людям спасла жизнь плазма, полученная из крови Любови Сергеевны. Сегодня же заслуженный донор находится в сложной ситуации и сама нуждается в экстренной помощи. В ее доме, как и в десятках других, обслуживаемых ООО «Наш дом», из-за задолженностей жильцов по квартплате было прекращено электроснабжение только отремонтированных лифтов и освещения в подъездах. Любовь Лобанова страдает артритом и поэтому не в состоянии спуститься (а тем более подняться) по ступенькам большего одного-двух лестничных пролетов. А так как ее квартира расположена на 7 этаже, женщина не выходила из дому с сентября прошлого года – именно тогда был отключен свет в подъезде. Все ее контакты с внешним миром ограничиваются сердобольной соседкой, покупающей ей продукты, редкими визитами почтальонши да живописным видом с крохотной лоджии. Несколько месяцев назад у Любови Сергеевы сломался диван, но ни сдать ее в мастерскую, ни купить новый она не имеет возможности – носильщики наотрез отказываются транспортировать мебель на 7 этаж по неосвещенному подъезду. Пенсионерке приходится спать на голом полу.

И это – всего лишь одна из маленьких трагедий жильцов многоквартирных домов Таврического. Я не говорю о десятках пенсионеров, причиной инсультов и инфарктов которых становится непосильный подъем на верхние этажи. При этом, как заверяют жильцы многоэтажек, иногда необходимость пешего преодоления 9 этажей (а иногда – и с носилками) заставляет врачей «неотложки» забыть данную ими клятву Гиппократа. Я не говорю о молодых матерях, для которых каждая прогулка с ребенком становится испытанием, потому что им в одиночку приходится нести на себе и коляску, и чадо. Я не говорю об избитых и ограбленных в неосвещенных подъездах, потому как темнота – друг не только сексуально озабоченной молодежи, но и «романтиков с большой дороги». И уж конечно, не стоит поднимать моральный аспект вопроса оплаты жильцами тех услуг и той составляющей части квартплаты, которая предусматривает проживание в благоустроенном доме с работающим лифтом. В таких условиях даже самые аккуратные плательщики ставят вполне резонные вопросы – зачем платить? куда деваются деньги, отданные в ЖЭКи сверх положенных сумм специально для решения этой проблемы? почему из-за двух-трех злостных неплательщиков страдает весь подъезд и что делает руководство ООО «Наш дом»?

На эти вопросы ответил директор ООО «Наш дом» Николай Клименко. Вкратце, суть его ответов была достаточно прогнозируема. ПО словам чиновника, на сегодняшний день население задолжало организации свыше 700 тысяч гривен, при этом текущий уровень оплаты со стороны населения недостаточен для того, чтобы выплатить заработную плату работникам ЖЭКов, заплатить налоги и рассчитаться за потребленное электричество. А ведь каждый месяц Облэнерго требует стопроцентного расчета, наказывая «Наш дом» штрафами за несвоевременные расчеты.

«В сложившейся ситуации наша организация заключила договор с Облэнерго, чтобы нам сделали реструктуризацию задолженности. Эти документы сейчас направлены в Киев, они должны к нам вернуться и все лифты будут включены. Но дальше так не будет. Если жильцы не погасят задолженности, мы их будет отключать сами», - сказал Клименко.

Другого выхода руководство организации, находящейся на грани банкротства и в состоянии реорганизации в новое коммунальное предприятие, не видит – оно бессильно перед неплательщиками. Нет, мол, жилищного кодекса, а значит, и законодательной базы для того, чтобы наказать должников. Вместо санкций по заявлению должника организация обязана реструктурировать его задолженность сроком до 5 лет. Таким образом, коммунальщики сами являются заложниками сложившейся ситуации, зависящей не то от платежеспособности населения, не то от его желания платить по счетам. То есть – все в одной лодке, именуемой ЖКХ. Достаточно дырявой, надо заметить. А пока имеем то, что имеем. Пока есть долг – нет света в подъездах. Нет света – нет оплаты от населения, ставшего заложниками классической схемы «утром деньги - вечером стулья». Не электрические, слава Богу. Поэтому мучаться узникам Таврического в поисках выхода из ситуации и входа в темный подъезд, над которым впору вешать таблички «оставь надежду всяк сюда входящий», придется видимо еще очень долго.