Из «жирафов» в боссы

«Я знаю, кто вы такой. Вы – босс!». Именно с такими словами к Джекки Чарльтону обратился Папа Римский Иоанн Павел II. Этот и многие другие интересные моменты из жизни легендарного тренера и футболиста описаны в книге его мемуаров, которая на русском языке, к сожалению, не издавалась. Поэтому возьму на себя смелость предложить на ваш суд фрагменты воспоминаний футбольного «маэстро», которые, пожалуй, будут небезынтересны как возрастным читателям нашей газеты, так и подрастающему поколению болельщиков, ибо это – история большого футбола. Детство

Джекки Чарльтон родился 8 мая 1935 года в Эшингтоне в 18 милях от Ньюкасла. «Земляки говорили, что это крупнейший шахтерский поселок во всем мире. Чарльтоны поселились в нем довольно давно. Всех старших сыновей в семье всегда называли Джонами, меня же, как и старшего Милберна, назвали Джеком. Через два года после моего рождения на свет появился Роберт (Бобби Чарльтон), которого все называли «наш малыш». После семилетнего перерыва родился Гордон, а еще через два года – Томми».

«Люди на северо-востоке обладали обширными познаниями в области футбола, и моя мать Cissie (прочтение этого имени трактуется неоднозначно) не была исключением, так как принадлежала к знаменитой футбольной семье. Мой отец – Боб – никогда не интересовался футболом, но мать водила нас на матчи буквально с грудного возраста. Роберт порою прыгал в коляске и вопил от страха, но его крик тонул в криках толпы, когда наши забивали гол».

«Cissie Чарльтон (в девичестве – Милберн) не только разбиралась в футболе, но и преподавала его. Часто летними вечерами она выходила на улицу и присоединялась к нашей игре. Футбол был унаследован ею от родителей. Она любила эту игру, и, когда мы разъехались, возглавила в качестве тренера местную футбольную команду.»

«У нашей семьи никогда не было лишних денег. Но однажды мать таки нашла средства на приобретение моей первой пары бутсов. Мне было 7 лет. Она прочла в местной газете частное объявление о продаже поддержанных бутсов за 10 шиллингов. В то время эти деньги были для нас солидной суммой. Был конец года, и мать сказала, что купит мне эти бутсы в качестве рождественского подарка. Вооруженный банкнотой, я пошел по указанному адресу. Владелица заветных вещей впустила меня в дом и показала бутсы. Когда я их увидел, мое сердце остановилось. Это были «Мэнсфилд Хотспур», лучшие на то время бутсы, почти новые. Я помню, что они были велики на меня. Это был предел моих мечтаний, но интуиция подсказала мне не торопиться. Мне было только 7 лет, но я уже понимал толк в сделках. Я предложил хозяйке 7 шиллингов, и после долгого торга она уступила их за 8. …Таким образом, я сделал свой первый шаг для того, чтобы стать футболистом, и, более того, смог сэкономить два шиллинга для моей матери».

Первые спортивные шорты для братьев были пошиты из ткани, которой занавешивали окна домов в качестве светомаскировки при налетах немецкой авиации. Джекки Чарльтон так вспоминает свою первую форму: «Обутый в «Мэнсфилд Хотспур» и одетый в шорты до колен я готов был ошеломить все и вся». О своем брате Роберте Джекки Чарльтон говорит, что «в детстве он держался особняком от других сверстников, не любил грабить птичьи гнезда и рыбачить, да и вообще рос настоящим «маменькиным сынком». Но в школе из-за хорошей успеваемости Бобби быстро превратился в гордость класса. Учителя надеялись, что из него получиться талантливый ученый».

О своей родне: «Четверо братьев моей матери – Джек, Джордж, Джимми и Стэнли – связали свою жизнь с футболом. Джек Милберн вообще был гордостью «Ньюкасла» и Англии». Долгое время последний был кумиром для старшего из отпрысков Чарльтонов.

«Иногда Джекки Милберн приглашал нас с братом посмотреть на игру («Ньюкасла»), и мы оба были уверены, что об этом знают все мальчишки Эшингтона. Он провожал нас по тоннелю из раздевалки и оставлял возле тренерской скамьи – и, черт возьми, мы казались себе ужасно взрослыми!»

Первые шаги

Обоим легендарным братьям довелось играть в одной юношеской команде Эшингтона. В ее составе они потерпели самое сокрушительное поражение в своей жизни со счетом 0:18. Об этом случае Джекки до сих пор вспоминает с большой неохотой.

Повзрослев, Джекки Чарльтон попытался пойти по стопам отца и попробовал работать на шахте. Через полторы недели, поняв, что такая жизнь не для него, он отправился покорять Лидс «с тремя фунтами в кармане и миллионом фантазий в голове». Благодаря незаурядной настойчивости, ему удалось попасть в профессиональную футбольную команду. А Бобби мечтал играть за «Ньюкасл», но родители по непонятным причинам воспротивились такому решению «своего малыша». Вскоре Бобби пригласил «Манчестер Юнайтед». Джекки долго негодовал по этому поводу, ибо «матери предложили 800 фунтов, огромнейшую по тем временам сумму. Но, как я позже узнал, она не получила ни пенни после отъезда Роберта на «Олд Траффорд». Она воспитала двух парней, достигших вершины своей славы, она возлагала на нас множество надежд, но не получила ни малейшего финансового вознаграждения за свой нелегкий труд. Позже я купил родителям дом, но это уже совсем другая история».

Об игре брата в составе сборной в 1965 Джекки пишет следующее: «Наш Роберт был полузащитником сборной Англии. В его функции входило подобрать мяч в середине поля, отдать его нападающему или самому идти вперед. Он был отлично подготовлен, он мог практически все: прорваться сквозь игроков защиты, отдать великолепный пас, вовремя вернуться назад, и, конечно, он обладал феноменальным по силе ударом с обеих ног».

30 июля 1966 года

Эта дата, вероятно, наиболее ярко запечатлелась в памяти Джекки. В этот день больших свершений состоялся финал чемпионата мира между сборными Англии и ФРГ. Но пусть рассказывает непосредственный участник того драматического матча – сам Джекки Чарльтон: «Последние десять минут игры проходили в очень нервозной обстановке. Мы вели со счетом 2:1. До финального свистка оставалось несколько секунд. …Я пошел на мяч, взмывший высоко в небо. Я не спускал с него глаз и, подпрыгнув, на кого-то приземлился. Я даже не имел понятия, на кого именно. Но судья назначил свободный удар приблизительно с 10 ярдов до нашей штрафной… Игрок соперника пробил в «стенку» и попал в колено Джорджу Коэну. Отрикошетив, мяч полетел по направлению к воротам и попал в руку Шнеллингера, которой тот прервал его (мяча) полет. Бобби Мур, подняв руку, стал апеллировать к арбитру. Рэй Уилсон и немец Вебер одновременно рванулись к мячу, и Вебер, оказавшийся рядом с ним на сотую долю секунды раньше, нанес удар по воротам. Я подумал: «Игра рукой!», оглядываясь на судью, лайнсмена и остальных. Но мяч был засчитан. Счет стал 2:2. «Наш малыш» (Бобби Чарльтон) стоял на линии ворот, со слезами на глазах глядя на лежащий в сетке мяч. Все, что он мог тогда произнести, было: «Проклятье!». Арбитр дал финальный свисток через несколько секунд после того, как мы разыграли мяч в середине поля».

«…Второй тайм добавленного времени, как мне показалось, длился вечность. Но настал «момент истины» Бобби Мура. Находясь под прессингом, он принял мяч на грудь и опустил его. Затем он отдал передачу на ход Джоффу Херсту. …А вскоре после гола Херста раздался финальный свисток. Джофф стоял, подняв руки. Я помчался через все поле, чтобы обнять его, но когда я почти приблизился, Херст убежал,а я слишком устал, чтобы следовать за ним. Я рухнул на колени, будучи совершенно опустошенным, и закрыл лицо руками. Не помню, молился ли я в тот момент. Вероятно, я просто произнес: «Боже, благодарю тебя, что все закончилось!».

Как стать боссом

Эта глава относится к периоду времени, когда Джекки Чарльтон уже закончил спортивную карьеру в качестве игрока.

«Как-то в начале декабря 1985 года в моем доме раздался телефонный звонок. Голос на другом конце провода принадлежал, несомненно, ирландцу.

- Это Джек Чарльтон?
- Да, это я.
- Это Дэз Кейси, президент Футбольной ассоциации Ирландии. Я хотел бы предложить вам работу.
- Какую работу?
- Возглавить национальную команду Ирландии…

На этом разговор прервался, так как нас разъединили».

Через несколько дней ситуация повторилась, но на этот раз Чарльтон успел дать официальное согласие на столь заманчивое предложение. Потом только он узнал, что стал первым неирландцем, получившим приглашение на должность тренера «изумрудной» сборной.

Чудом попав в финальную часть Чемпионата Европы 1988 года за счет поражения болгар от шотландцев, ирландская сборная, возглавляемая Чарльтоном, преподнесла большой сюрприз своим соседям по отборочной группе. Она обыграла англичан и сыграла вничью со сборной Советского Союза. А дальше была решающая встреча с голландцами. Слово Чарльтону: «За 7 минут до конца игры случилось непоправимое. Мяч после удара Рональда Кумана полетел мимо ворот, но Вим Кифт, единственный вышедший на замену игрок, подставил голову, и мяч скользнул в сетку ворот. …Но лично мы гордились нашей первой попыткой игры на высшем уровне, и, когда вернулись в Дублин, почти 200-тысячная толпа выражала нам свое восхищение несмолкаемыми воплями». Позже героев-единоверцев почтил аудиенцией сам папа, тут же безошибочно распознавший среди них единственного неирландца и не католика. Зато уж (и это вне всяких сомнений) подлинного Босса!

На ЧМ-90 ирландцы вначале не демонстрировали той игры, которой они удивили болельщиков двумя годами раньше. Чего стоила, к примеру, ничья со сборной Египта. Но в число 16 лучших команд мира подопечные Чарльтона все же попали. Из воспоминаний Чарльтона серии послематчевых пенальти в матче с румынами: «…А потом мои нервы окончательно сдали. Я закрыл лицо руками и сказал: «Я не буду смотреть на это!», но вовремя их убрал, чтобы увидеть, как Дэвид (О′Лири) вынудил голкипера прыгнуть в другой угол. …И все мы ринулись качать О′Лири и Боннера (вратарь сборной Ирландии)».

В четвертьфинальном матче ирландцы встречались с хозяевами турнира – сборной Италии, которой проиграли только из-за досадной ошибки. Но в любом случае место в восьмерке сильнейших команд мира – наиубедительнейшее доказательство тренерского таланта сэра Джекки Чарльтона.