Трудно быть… украинцем

«Трудно быть Богом» - так называлось одно из наиболее известных произведений братьев Стругацких. Наблюдая за творящейся в стране вакханалией и безумием, именуемой триумфальным маршем победившей демократии к без пяти минут светлому будущему, должен констатировать, что еще сложнее быть украинцем. Я имею ввиду БЫТЬ в полном понимании этого слова. Быть, а не просто именоваться. Мне сложно быть украинцем. Мне унизительно считать себя частью безусловно слепого народа, вверившего свое будущее ТАКИМ поводырям, вся разница между которыми заключается в степени лицемерия и алчности, да еще «цветовой дифференциацией штанов» (галстуков и других предметов гардероба под цвет партийных штандартов). Мне вдвойне прискорбно, что внезапно прозрев, этот народ (язык не поворачивается сказать слово «мой») после майданного горлопанства внезапно стал немым, молча терпя все происходящее. Мне больно сознавать, что понятие «депутат» воспринимается как худшее из ругательств, а депутатская корочка является наследницей средневековой индульгенции – ее предъявлении дает право даже безнаказанно лишить человека жизни. Я знаю, что меня не защитят ни СБУ, занимающейся исключительно проведением фальсифицированных выставок, ни милиция, почем зря забрасывающая гранатами дома мирных граждан, ни прокуратура, пьяные сотрудники которой также безнаказанно давят маленьких детей в песочницах своими «беснословно» дорогущими джипами. Не найду я правды в суде с его уркговой (пардон, опечатался – круговой) порукой и «колядниками на миллион долларов», обряженных в мантию и наделенными правом решать (читать – ломать) чужие судьбы. Не защитят ни меня, ни Украину от внешней агрессии наши разоруженные (т.е. условно вооруженные) силы, которым постоянно отключают свет и связь за неуплату, ни вооруженные (условно безоружные) формирования неизвестных «козачеств» и банды профашистких «патриотов». Я не могу называть себя украинцем, основная цель так называемой элиты которой описывается знаменитым «они будут на четвереньках ползать, а мы на них плевать – удовольствие получать».

Мне стыдно, что достойное повторить участь Муссолини недоразумение без чести и совести называет себя «отцом великой нации», которая при этом, по его же мнению, состоит сплошь из «маленьких украинцев». Я глубоко убежден, что украинскому народу в таком случае лучше вообще быть «безотцовщиной». Мне смешно слышать, что полуторапроцентный «президент» в качестве самопровозглашенного «почетного всея всех наук» поучает профессионалов с мировым именем, чьи «неокрепшие умы», как выясняется, было смущены коммунистической идеологией, воцарившейся видимо не только за океаном, но и на соседних планетах. Со слезами смотрю, как сын «четырежды бежавшего из немецких конлагерей» рассказывает немногочисленным оставшимся в живых ветеранам Великой Отечественной, что они сражались не на той стороне и против интересов Украины, 90% населения которой в штыки встречало «освободителей вермахта». Что примечательно, минимум вдесятеро меньшая «армия» УПА на сегодня обладает визуально значительно большим количеством ветеранов – очевидно, размножаются клонированием.

Грустно иронизирую над новой выдумкой «победоносного» - учреждением новой президентской награды - креста Мазепы, на минуту вспомнив не только само предательство гетмана, но и факт предания его анафеме. Орден украинского Иуды, учрежденный еще при Петре I, сегодня считается высшим знаком отличия?

Я не хочу видеть, как в трудное время для народа, успешно экспортирующего за рубеж только туберкулез и СПИД, проституток, пещерную ксенофобию и национализм, строятся дорогущие памятники по давно умершим, когда на эти деньги можно было бы спасти тысячи жизней ныне живущих соотечественников, о любви к которым с такими честными глазами денно и нощно талдычит с телеэкраном наш Крошка Цахес хоружевского разлива. При этом принимает облик моралиста, словно хочет сказать «Что вы, братцы, я ж за вас потерял в атаке глаз!» и учит нас воспитывать в себе «украинское самосознание»… Хочется плюнуть в экран и по-настоящему честным голосом Жеглова ответить «Ты не сознание, ты совесть потерял»! Точнее, не имел ее никогда.

Мне стыдно жить в насквозь коррумпированном обществе. Мне неприятно носить в кармане паспорт с трезубцем, отождествляемым скорее с тремя очагами передела власти в стране, чем с неким одухотворяющим символом. И если где-то за границей меня спросят: «Where are you from?», я, потупив глаза, наверняка тихим голосом скажу: «Я… россиянин».